Причины психосоматических заболеваний

Причины психосоматических заболеваний
 

Психологи выделяют семь основных причин возникновения психосоматических расстройств:

  • Внутренний конфликт.
  • Эффект внушения.
  • Идентификация.
  • Самонаказание.
  • Тяжелый травматический опыт.
  • Мотивация к болезни.
  • Речевые элементы.

Внутренний конфликт

Такой конфликт происходит между «должен» и «хочу», между долженствованием и желанием. Опять же, это напрямую связано с теми запретами и принуждением, которые преследуют нас с самого детства. Очень часто этот конфликт обостряется настолько, что человек просто не знает, чего он хочет. Хорошо бы знать, но не получается. Некоторые люди просто разучились мечтать, ставить перед собой цели, и эта своего рода пассивность приводит к серьезным заболеваниям.

Эффект внушения

Эффект внушения можно проиллюстрировать на примере ворчливой бабушки, которая, разговаривая с внуком, без остановки повторяет застрявшие у нее в голове слова: «Вот у моей мамы был сахарный диабет, у меня сахарный диабет, у мамы твоей сахарный диабет, и у тебя он будет…» И это с детства! «Не ешь сахар, потому что у тебя будет сахарный диабет!» Что удивляться? Хотя на самом деле сахарный диабет, как правило, возникает у людей, которые подавляют радость, потому что радость ассоциативно связана у нас напрямую с сахаром, конфетами, разными сладостями и удовольствием.

В этом случае эффект внушения очень хорошо работает. В принципе, он всегда хорошо работает, потому что в течение дня мы часто пребываем в трансовом состоянии — состоянии между бодрствованием и сном. И такое состояние является наиболее благоприятным для психологического воздействия на сознание человека. Едет ребенок в автобусе с бабушкой, смотрит в окошко – он находится в трансовом состоянии, думает о чем-то своем, ворон считает. А тут бабушка, сидя на кресле, разговаривает со своей соседкой или знакомой: «Вот, анализы у меня очень плохие, у мамы его еще хуже…»

И ребенок думает, что его анализы непременно будут такими же. Эффект внушения характерен также для типичной ситуации, когда мужчина пришел с работы, уставший, и сел перед телевизором. В этот момент он находится в определенном состоянии релаксации, и все, что выливается на человека с экрана телевизора, оказывает на него сильное воздействие. Поэтому телевизор смотреть вредно! 🙂

Идентификация

Идентификация – это процесс уподобления себя другому человеку, которого я люблю или который мне очень нравится, которым я восхищаюсь. И чтобы походить на него, я начинаю копировать его болезни. Например, лишний вес. Или другой случай: мой любимый учитель носит очки, и у меня в определенный момент почему-то начинает портиться зрение, а я не понимаю, почему. На самом деле мне же хочется его догнать, взять с него пример.

Я ни в коем случае не утверждаю, что так происходит всегда — это не аксиома. Многие положения относительно идентификации выведены эмпирически, многое доказано научными методами. Рассмотренная ситуация может усугубляться «эффектом стереотипов». «Все, кто в очках – умные». А это еще и мой учитель. И чтобы мне быть умным, чтобы свое эго как-то потешить, а заодно и быть похожим на своего учителя, я жертвую зрением.

Это происходит неосознанно, на очень глубоком уровне, до этого еще надо дойти в процессе терапии. Человек никогда не придет на терапию и не скажет: «Вот я растолстел, потому что моя преподавательница, которая мне очень нравится, толстая». На терапии можно очень долго ходить вокруг да около, пока человек вдруг не сделает такое открытие: «Господи, а я же на нее хотел быть похожим! Вот оно откуда, оказывается!»

Вторичная выгода

Кроме того, у любого психосоматического расстройства есть вторичные выгоды. Ни один человек никогда не будет делать ничего в своей жизни, если в этом нет осознанной или неосознанной выгоды. В психосоматических заболеваниях эта выгода, как правило, вторична, то есть неосознаваема.

У меня была пациентка, врач, одно время она лечила молодую женщину, у которой был цирроз печени. Женщина была второй раз замужем, однажды ее муж пришел вместе с ней на прием и стал плакать: «Боже мой, она смертельно больна, может ее нужно оперировать, делать пересадку печени?!» И в этот момент моя коллега-врач подумала: «Надо же, как он ее любит!» (= наверное, мне тоже необходим цирроз печени). И увлеклась алкоголем. Просто с удивительной целеустремленностью.

Ко мне она попала тогда, когда ее печень была уже увеличена на три пальца над реберной дугой. Именно в тот момент она поняла, что уже пора всерьез что-то предпринимать, что такими темпами себя действительно можно довести до цирроза печени ради какой-то иллюзорной мечты о том, чтобы ее любили так же сильно.

Хотя, на самом деле, это была не любовь – это был страх мужа за здоровье своей супруги. Но ей показалось, что это любовь. Такая прочная связь образовалась в голове, что мы не могли ничего сделать, пока не нашли причину. Слава богу, что все хорошо закончилось. Настолько мощным является эффект идентификации.

Самонаказание

«Назло папе с мамой отморожу себе уши» — из этой оперы. Человек серьезно заболевает, дабы отомстить кому-то из близких людей или наказать самого себя за некие ошибки. С малых лет нас учат тому, что другим мстить плохо, поэтому мы предпочитаем мучить себя. Кроме того, нам постоянно рассказывают про ад и рай, формируя в голове следующую установку: «Лучше уж я на этом свете помучаюсь, может быть на том будет какая-то скидка».

Тяжелый травматический опыт

Многие мои коллеги-онкологи рассказывают, что примерно через три года после тяжелой потери (например, мать теряет сына) или после тяжелых невротических разводов, болезненных бракоразводных процессов, у человека появляются какие-то заболевания: либо онкология, либо доброкачественные опухоли, либо выявляются еще какие-то хронические болезни. Вроде как на ровном месте, совершенно случайно. Но в процессе терапии выясняется, что катализатором негативных процессов в организме стали именно те эмоциональные переживания.

Мотивация к болезни

Мы все хотим чувствовать себя нужными, любимыми, важными, значимыми. И кто-то достигает этих целей конструктивными путями, а кто-то не очень. Один мой знакомый в детстве болел скарлатиной. Так получилось, что время болезни пришлось как раз на 1 сентября (1 или 2 класс), и он был вынужден остаться дома, пропустив это знаменательное событие. Но зато к нему домой приходила удивительно красивая медсестра с длинной косой, в белом халате.

Он, как настоящий мужчина, наслаждался этим эстетически привлекательным зрелищем: она его лечила, делала ему уколы… И у него в голове возникла установка: для того, чтобы тебя любила, заботилась красивая женщина, надо болеть. Спустя годы, женившись, он обнаружил странную закономерность: как только его жена уезжала в командировку, у него поднималась температура, он начинал болеть ровно до тех пор, пока жена не возвращалась домой. И вот пока мы с ним не проработали эту тему, пока он не увидел, насколько сильно это связано, приступы продолжались.

Еще раз повторюсь: психосоматические расстройства всегда сопровождает вторичная выгода, необходимость получить какую-то компенсацию: любовь, заботу, внимание. Такой не совсем конструктивный способ почувствовать себя любимым.

Речевые элементы

Моя Коллега года два назад рассказала мне историю про себя (но я такое уже встречала): «Был период, когда я в разговоре хотела кому-то что-то доказать, и постоянно произносила фразу «Зуб даю!» Не успела глазом моргнуть, как потеряла три зуба подряд. Они начали просто высыпаться» То есть существуют некие программки, которые мы создаем себе сами. Русский язык очень могуч, богат, и надо обращаться с ним аккуратно. Произнося на протяжении пары месяцев фразу «руку на отсечение», человек потом долго не может понять, почему после безобидного падения у него диагностировали перелом руки.

Сегодня очень важно, чтобы врачи соматического профиля хотели сотрудничать с психологами и психотерапевтами, и не полагались на одни таблетки. Душу никто не отменял. Да и нет таблеток от мыслей. Не менее важно, чтобы сами пациенты этого хотели, чтобы был запрос. Они должны понять, что дело не только в физических травмах или вредных факторах внешней среды. Очень многое зависит от наших мыслей и наших эмоций, чувств. Как правило, пациентов, которые обращаются с психосоматическими заболеваниями, приводит кто-то из близких родственников или друзей, и чувствуется сильное сопротивление с их стороны.

Все потому, что они не видят связи между эмоциями и телом. Они ориентированы на органические, соматические симптомы. В большинстве случаев они рассчитывают на медикаментозное лечение: «Вот вы мне дайте волшебную таблетку, и я пойду» Хотя когда читаешь противопоказания – страшно становится! Такие пациенты, как правило, озлоблены: потому что болит, а причину никто не находит. Обычно пациенты с психосоматическими заболеваниями попадают к психотерапевту в самую последнюю очередь. Они обойдут всех: кардиологов, урологов… Только потом приходят и говорят: «Да…, ну…, может быть…, это действительно от головы…» И мы приступаем к сотрудничеству.

Врач-психотерапевт Ольга Демченко

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *