Причины химической зависимости

Причины химической зависимости
 

Механизм попадания в химическую зависимость достаточно четкий и понятный. Зависимая личность (как мы знаем, сформированная до 7 лет) живет с постоянным внутренним напряжением, и это состояние становится для нее нормативным, привычным. Вспомните, как часто все вокруг говорят про достижение «душевного покоя».

Этот самый душевный покой – обычное эмоциональное состояние здорового человека, когда вокруг не происходит ничего экстраординарного. Для зависимого человека обычным состоянием, в котором он постоянно живет, является напряжение: ощущение тревоги, стыда, страха и т.д. И рано или поздно такой человек начинает либо пробовать определенные химические вещества, либо совершать какие-то действия, которые помогают снять это напряжение.

Например, алкоголь – наше универсальное успокоительное. При употреблении алкоголя обычный человек не замечает кардинальных изменений в окружающей его реальности, он не испытывает сильного облегчения. То же самое с героином. Если здоровому человеку вколоть дозу, приемлемую для первого раза, он не почувствует того самого «кайфа», потому что ему и в нормальном состоянии хорошо.

А зависимый человек, употребляющий эти вещества, ощущает колоссальную разницу, они позволяют ему уйти в состояние «душевного покоя», его психика реагирует следующим образом: «Да, это хорошее состояние, вот как должно быть…» Примерно то же самое происходит во время игры в компьютер или поедания простых углеводов (в организме они распадаются на те же вещества, что и алкоголь). И человек цепляется за этот быстрый, простой и доступный способ выровнять свои эмоции, в этом случае ему не надо прилагать какие-то усилия и меняться, чтобы чувствовать себя хорошо.

Со временем он начинает все чаще и чаще пользоваться этой «волшебной таблеткой», в результате чего возникает уже психологическая зависимость, при которой появляется непреодолимое желание и ожидание употребления, поиск вещества, разочарование, если не удается его раздобыть. Далее наступает этап систематического потребления, возникает физическая зависимость, неуправляемость, которую нельзя скрыть от окружающих людей.

Можно ли считать пищевую зависимость химической?

Пищевая зависимость – вернее, нарушение пищевого поведения — имеет 3 вида: анорексия, булимия с вызыванием рвоты и без. При анорексии человек испытывает состояние эйфории от долгого голодания и от ощущения контроля. Часто это возникает тогда, когда пищевое поведение – это в принципе единственное, что он может контролировать в своей жизни: «Я могу есть, а могу не есть». Анорексия – это суицидальное поведение, оно приравнивается к психическим расстройствам и лечится очень тяжело.

Если говорить про булимию с вызыванием рвоты, например, то сначала человек получает удовольствие от самого насыщения, а затем вызывание рвоты снимает все чувства: наступает облегчение, расслабленность, пьяное состояние. В случае компульсивного переедания положительные эмоции приносит ощущение внутренней наполненности. Здесь происходит подмена психического голода на физический: вместо удовлетворения какой-то потребности человек кушает, после чего у него возникает физическое ощущение наполненности, которое создает иллюзию благополучия.

Все-таки я бы не стала относить нарушение пищевого поведения к химическим зависимостям, хотя там присутствуют определенные нюансы, связанные с гормонами, употребляемыми продуктами и т.д. Кстати, если заглянуть в список запрещенных продуктов какого-нибудь «Общества анонимных обжор», то мы увидим, что он практически весь состоит из простых углеводов.

Лечение химической зависимости

Можно ли окончательно вылезти из химической зависимости? Или она похожа на гипертоническую болезнь, при которой надо постоянно принимать таблетки, соблюдать режим и т.д.?

Да, химическая зависимость – это хроническое неизлечимое прогрессирующее смертельное рецидивирующее заболевание. Единственным человеком, окончательно вылечившимся от такого расстройства, может стать алкоголик, который обратился за помощью на первой стадии алкоголизма. На этой стадии у него есть психическая зависимость, но химической зависимости (физической тяги) еще нет, рвотный рефлекс сохранен, доза не растет, человек может контролировать количество выпитого, но чувствует, что начинает «подсаживаться» на алкоголь. К сожалению, в таких случаях люди редко куда-то идут.

При сформированной физической зависимости необратимо изменена химия мозга, гормональный фон, организм выработал толерантность к определенному типу вещества, и эта толерантность не откатывается обратно. Если алкоголик, бросивший на 3-ей стадии, в течение 10 лет был трезвым и сорвался, он автоматически переходит на 3-ю стадию. Для таких людей единственный вариант – пожизненная трезвость, они никогда не смогут пить как все.

При наркомании происходит то же самое: появляется избыток дофаминовых, эндорфинных рецепторов, которые настроены на наркотик. Химически зависимым людям надо всегда иметь в виду свое расстройство, чтобы не уйти в срыв. «Я всегда должен помнить о том, что для обычного человека стрессовая ситуация – это стрессовая ситуация, а для меня – провокация срыва. Я должен уделять больше внимания своему эмоциональному состоянию, я фактически хожу с топором над головой».

Как вести себя родным и близким химически зависимого человека?

В первую очередь надо перестать спасать, перестать избавлять человека от последствий употребления вещества: не надо отдавать его долги, бегать за ним по кабакам и вытаскивать его оттуда, стирать одежду (если он где-то извалялся), оправдывать, жалеть, помогать ему. Необходимо максимально отстраниться и дать человеку возможность ощутить все последствия его поступков: это очень важно, потому что если он не чувствует потерь, то выздоравливать будет сложно.

С другой стороны, надо принять для себя решение: «Готов ли я вкладываться в лечение?» Понятно, что в отношении родителей или детей такой вопрос не стоит, но если речь идет о женах и мужьях, то необходимо себе его задавать. Если принято решение вкладываться, значит надо оставить человека с его заболеванием в покое и идти за помощью в клинику, которая обладает необходимым инструментарием (детоксикация, реабилитация, амбулаторная программа, штат психологов и т.д.), совместно со специалистами выработать стратегию поведения и придерживаться ее.

Потом наступает момент, когда вы вместе с ними приезжаете домой и говорите: «Товарищ, мы решили, что ты едешь лечиться. Специалисты уже здесь, другого варианта у тебя нет». Ни спрашивать, ни слушать, ни беседовать не стоит, надо ставить человека в безвыходное положение и отправлять лечиться, а самому идти к психологу. Это лучшее, что можно сделать, в противном случае будет только хуже.

Психолог Гавриляк Татьяна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *