Как самостоятельно избавиться от зависимости

Как самостоятельно избавиться от зависимости
 

При ответе на вопрос о том, как избавиться от зависимости, надо четко разделять ее на химическую и нехимическую. Если человек находится в нехимической зависимости, то у него гораздо больше шансов избавиться от нее самостоятельно, потому что в этом случае сохраняется какая-то критика и он замечает последствия своих действий. При снижении качества жизни человек начинает задумываться о том, что с ним что-то не так, и надо что-то делать. Если он со своей зависимостью вовремя придет к психотерапевту, то он сможет в дальнейшем жить нормальной человеческой жизнью. Надо сказать, что терапия зависимости – это долгий процесс, который длится порядка 2-3 лет.

Химическая зависимость

Если же мы говорим про химическую зависимость (алкоголизм, наркоманию и т.д.), то здесь дело обстоит иначе. Кстати, к ней можно отнести и азартную игроманию, которая фактически является адреналиновой зависимостью (или дофаминовой, эндорфинной). Все азартные игроки «торчат» на собственных гормонах. И лечить ее гораздо тяжелее, чем алкоголизм или наркоманию, потому что в принципе алкоголь можно не употреблять, а свои собственные гормоны не употреблять практически невозможно.

И такие люди (алкоголики, наркоманы, азартные игроки) обращаются за помощью самостоятельно крайне редко. В определенный момент их психика начинает работать исключительно на то, чтобы сохранить употребление: они не замечают последствий, объясняют себе, почему бросать не надо, убеждают себя в том, что на самом деле все хорошо, а кругом все сошли с ума, «жена – дура, ей кажется». В таком случае лечение обязательно должно проходить (если мы диагностируем и психическую, и физическую зависимость) в закрытом учреждении в течение 3-6 месяцев.

Человек должен быть изолирован, и чаще всего это происходит в принудительном порядке. Формально, конечно, порядок добровольный, но фактически родственники вынуждены говорить: «Или ты лечишься, или идешь отсюда». То есть они ставят человека в безвыходное положение, под давлением которого он соглашается лечиться. И даже потом в процессе лечения пациент часто продолжает сопротивляться и говорить: «Куда вы меня засунули? Что я вообще здесь делаю?» В этом состоит главное отличие. В первом случае можно просто пойти на психотерапию, и люди туда идут, во втором случае приходится их «запихивать» в закрытые заведения.

А если компьютерный зависимый не хочет идти на терапию (не доверяет психологам, например, или нет денег) но понимает, что надо что-то делать, как ему быть?

Можно сказать, что зависимая личность – это психологический инвалид. Давайте представим себе инвалида без одной ноги, который нашел какой-то костыль. Для зависимой личности компьютер, алкоголь, наркотики – это костыли. На данный момент они являются для него единственным доступным способом выживания, по-другому он не умеет. Представьте, что мы берем и отнимаем у него костыль: «А давай-ка ты не будешь сидеть в компьютере» (классическая рекомендация). Допустим, он начинает воздерживаться, выходить в социум, где ему плохо, где он не умеет себя вести и не знает, как выстраивать отношения. Там он будет постоянно сталкиваться с напряжением: то ему стыдно, то на него не так посмотрели, не так сказали, не так сделал и т.д. Качество его жизни начнет сильно ухудшаться: костыль отобрали, а нога-то не отросла, и человек быстро найдет какой-нибудь другой. Вместо игр он начнет выпивать, заедать и т.д. – в любом случае, у него нет необходимого навыка, который смог бы заменить этот костыль.

А сформировать такой навык в одиночку в домашних условиях невозможно: личностная, психологическая дефицитарность может быть компенсирована только в процессе контакта с другим человеком. Я не могу изучать систему, находясь внутри системы – это научный факт. Нужен кто-то снаружи, кто будет помогать мне выходить из этого состояния изоляции, что крайне сложно.

Аптечная зависимость

Часто люди начинают совмещать игру с каким-либо химическим опьянением, иногда у них возникает аптечная зависимость. Когда нарушается сон, появляется тревога, постоянное беспокойство, они идут за таблетками: феназепам, валокордин (а это, на минутку, барбитураты), и начинается химическая зависимость от аптечных препаратов, но «в этом же нет ничего страшного».

Когда у нас болит зуб, мы же не думаем, идти к стоматологу или нет, доверяем мы ему или нет. Можно сидеть и умирать от зубной боли. Вопрос доверия – это вопрос сопротивления и того, насколько сильна боль. Если вопрос стоит таким образом, значит надо просто дождаться момента, когда дойдет до такой степени, что человек будет готов идти куда и к кому угодно. Естественно, доходят не все, определенный процент людей из такого состояния сваливается в депрессию или пытается покончить с собой.

А существует возрастная граница, после которой человек уже вряд ли что-то начнет делать?

Она индивидуальна. В целом, чем старше человек, тем более ригидна его психика, тем ему тяжелее и страшнее меняться. Кроме того, с возрастом ухудшается способность к обучению, а любая психотерапия это в том числе и обучение: осознание неких изменений, претворение их в жизнь, новые чувства, опыт.

Есть четкий критерий, который касается избавления от химической зависимости: можно вылечить только тех пациентов, у которых не разрушен интеллект. Если интеллект сохранный, то, приложив все необходимые усилия, с большой вероятностью можно из нее вылезти. А если есть психические заболевания, если интеллект разрушен, то вероятность избавления от химической зависимости резко снижается. И часто для таких людей единственным шансом выжить является пожизненная изоляция от химических веществ, потому что они никогда не смогут изолировать себя сами.

Психолог Гавриляк Татьяна

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *